Експерти
Шрифт
  • Font Size
  • Default

Сергей Борткевич Для Хронографа

Уважаемый читатель! Нам часто сложно разобраться в хитросплетениях внутренней и внешней политики, оценить ее кратковременные и долгосрочные риски и перспективы.

БорткевичДля большинства граждан государственная политика представляется чем-то заоблачным. непонятным и недостижимым. Уверяю Вас, что это не так! На самом же деле, каждый из нас - политик на своем микроуровне: ведь это каждому из нас надо строить свое государство - семью и устанавливать в нем свои внутренние правила поведения, это мы формируем наш "государственный", то есть - семейный бюджет, это мы строим свои внешние сношения с соседями по дому, сослуживцами, друзьями. От того, насколько мудро мы будем решать эти микрополитические вопросы напрямую зависит, как мы будем жить: в мире и достатке, или люто ненавидя всех вокруг, как это нынче демонстрируют в России. Следовательно и большая политика становиться тогда понятнее, когда она переводится на привычный нам язык понятий и символов. Те же, кто пытаються эти понятия и символы сделать для народа непонятными, делают это осознанно, ибо тем самым пытаются нас  с Вами отвлечь от бездарности своей политики. 

 

Что мешает устойчивому ответу на эпидемию, или фтизиатрическая Утопия.

               Размышляя над этой проблемой, я пришел к выводу, что для обеспечения эффективности системы предоставления населению противотуберкулезной помощи необходима ответственная государственная политика, которая основывается на политической поддержке, политической воле, мобилизации имеющихся финансовых, материальных и человеческих ресурсов, информированности населения, дисциплинированности и ответственности всех участников процесса. И дал такое определение государственной политики в сфере противодействия заболеванию туберкулезом, как комплексу политических, законодательных, управленческих, экономических, социальных, медицинских, санитарных, коммуникативных, образовательных и других мероприятий, осуществляемых определенными уполномоченными на это государственными органами или их представителями, направленных на защиту населения от туберкулеза, обеспечение эффективного государственного контроля эпидемической ситуации, сокращение уровня заболеваемости, распространенности и смертности от этой особо опасной инфекционной болезни, преодоление социально-экономических и медицинских факторов и последствий эпидемии туберкулеза в Украине.

               Особенно прошу обратить внимание на то, что это должна быть ответственная политика, основанная на дисциплинированности и ответственности всех участников процесса.

                Также обращаю внимание читателя на то, что в своих размышлениях я не касаюсь каких-либо специфических медицинских проблем. Не моего ума это дело. Я – потребитель государственной политики и имею право отмечать те проблемы и недостатки, которые мне, как потребителю, кажутся несовершенными. Так вот для меня –  главная проблема и недостаток этой политики – в отсутствии общегосударственного, мультиотраслевого и мультисекторального ответа на эпидемию. Научить лечить туберкулез тех, кто не умеет этого делать, имея диплом о высшем медицинском образовании, я, к сожалению, не в состоянии. Как говорил по этому поводу любимый мною Козьма Прутков: «Рассуждай токмо о том, о чём понятия твои тебе сие дозволяют. Так: не зная законов языка ирокезского, можешь ли ты делать такое суждение по сему предмету, которое не было бы неосновательно и глупо?». Оставим ученым и практикам в области фтизиатрии право на горячие дискуссии касательно методов и процедур лечения туберкулеза, эффективных комбинаций тех или иных противотуберкулезных препаратов, или вот, например, «есть ли микобактерия туберкулеза на Марсе?». Все остальное, что выходит за пределы этих профессиональных споров, может и должно быть предметом широкого общественного интереса, обсуждения и вмешательства.

               Уж если родился человеком, ты уже не застрахован от заболевания туберкулезом.  Мой друг – человек социально реализованный, педагог, ученый, писатель, общественный деятель  – заболел мультирезистентным туберкулезом. Когда я спросил его о том, где он мог заболеть (ведь не по помойкам же он шатался), он сказал: «При ремонте крыши загородного дома мне помогал болезненного вида сельчанин. А может это в самолете рейсом Киев – Сеул, куда я летал на научную конференцию: рядом со мной сидел индус и все время кашлял». Я даже пошутил, мол, в первом случае твое заболевание сильно приземлено,  а во втором – очень даже элитно получилось. Шутки –шутками, но туберкулез сегодня доступен всем: и бедным и богатым, и безграмотным и образованным. Главное, что те, кто болеет туберкулезом, принимают (или должны принять) на себя ответственность за других людей, которые их окружают.  Мой друг добросовестно и мужественно на протяжении около двух лет выполнял все медицинские предписания и, в конечном итоге, от проблемы избавился. А как быть с теми 20,0%, кто ежегодно по статистике прерывает лечение и, таким образом, несет в себе большую общественную опасность?

               Прежде всего, необходимо законодательно обеспечить равные права для всех граждан Украины в части защиты их в условиях эпидемии туберкулеза. Я читал, что в Беларуси определена такая категория граждан,  сам образ жизни которых несет в себе подозрение на то, что они могут болеть туберкулезом. Там нормативно закреплено право правоохранителей останавливать (только на основе визуальной идентификации) лиц без определенного места жительства, злоупотребляющих спиртным и прочих подобных категорий (не уверен, что это всегда можно определить на глаз), а также в этот список попадают лица, освобожденные из мест заключения, и проверять наличие у них документов, подтверждающих прохождение в данном календарном году профилактического осмотра на предмет туберкулеза. В случае отсутствия соответствующей справки, проверяемое лицо без всякого решения суда направляется на освидетельствование. Не очень гуманно, но действенно.

               В Венгрии с населением в 9 млн. человек всего 3 тыс. больных туберкулезом: здесь законодательно введена обязательная ежегодная диспансеризация. Нам же рассказывают, что это – неэффективно и дорого. Неэффективно – это когда можно купить медицинскую справку, а эффективно, когда существует административное или уголовное наказание за непрохождение обязательного обследования. Если бы в Украине существовал закон, обязывающий всех граждан (а не только определенной категории) проходить ежегодные профилактические осмотры, не было бы никаких претензий к нарушению чьих-либо гражданских прав. Тогда бы работающие проходили такие обследования по месту работы под ответственность работодателя, неработающие с регистрацией места жительства – по месту жительства под контролем участкового, а лица без определенного места жительства – под контролем социальных служб и правоохранительных органов. Причем санкция за уклонение от таких осмотров, как и санкция за уклонение от лечения туберкулеза, должна быть одинаковой для всех, вне зависимости от общественного и материального положения.

               Государство должно применять политическую волю в отношении всех граждан, в том числе – социально дезадаптированных, в случае, если они уклоняются от прохождения обязательного профилактического медицинского осмотра на туберкулез. В противном случае, формируется благодатная почва для бесконтрольного распространения туберкулеза и нарушаются права других граждан на здоровые и безопасные условия жизни. Тем более, что уголовным законодательством Украины уже предусмотрена ответственность за такое нанесение ущерба здоровью граждан.

               Так, заражение вирусом иммунодефицита человека или другой неизлечимой инфекционной болезни рассматривается законом как специальный вид телесного повреждения. Специалисты дают следующий научно-практический комментарий к статье 130 Уголовного кодекса Украины.     

               Частью 1 ст. 130 устанавливается ответственность за сознательное поставление другого лица в опасность заражения вирусом иммунодефицита человека или другой неизлечимой инфекционной болезни, являющейся опасной для жизни человека. Постановка в опасность заражения с объективной стороны заключается в различных действиях, которые создают реальную угрозу заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией, СПИДОМ, другой неизлечимой болезнью. Это такие действия, которые в данных конкретных условиях могут привести к заражению другого лица, и, если такое заражение не наступает, то только вследствие случайных обстоятельств или мер, принятых потерпевшим. Преступление считается оконченным с момента поставления в опасность заражения. Законодательство об охране здоровья не употребляет понятие неизлечимой инфекционной болезни. Однако выделяют особо опасные инфекционные болезни, то есть болезни, которые характеризуются тяжелыми и (или) стойкими расстройствами здоровья у значительного числа больных, высоким уровнем смертности, быстрым распространением этих болезней среди населения. Кроме СПИД, это чума, холера, болезнь Марбург, лихорадка Эбола, туберкулез, крымская лихорадка, болезнь Лайма и тому подобное. Перечень особо опасных, опасных инфекционных и паразитарных болезней человека и носительства возбудителей этих болезней утвержден приказом М03 Украины № 133 от 19 июля 1995 года. Часть 2 ст. 130 предусматривает ответственность за заражение другого лица указанным в ч. 1 этой статьи болезнями лицом, знавшим о наличии у нее вируса этой болезни. Преступление считается оконченным с момента, когда потерпевший оказался инфицированным этим вирусом.

               Необходимым признаком объективной стороны данного преступления является причинная связь между деянием и заражением потерпевшего, согласие которого на такое заражение не исключает ответственности виновного. Если нельзя установить, заразился ли потерпевший именно от действий этого лица, последний может отвечать по ч. 1 ст. 130 — за поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией или другой неизлечимой инфекционной болезнью. Субъективная сторона этого преступления— лишь преступная самоуверенность. Поскольку закон требует осознания лицом наличия у него болезни, вина в виде преступной небрежности, исключается. Умышленное заражение указанными в ст. 130 болезнями влечет ответственность по ч. 4 этой статьи.

               Наказание за преступление: по ч. 1 ст. 130 — арест на срок до трех месяцев или ограничение свободы на срок до пяти лет, или лишение свободы на срок до трех лет; по ч. 2 ст. 130 — лишение свободы на срок от двух до пяти лет; по ч. Ст. 130 — лишение свободы на срок от трех до восьми лет; по ч. 4 ст. 130 — лишение свободы на срок от пяти до десяти лет.

               Похоже на то, что у украинского государства пока недостаточно политической воли для наведения порядка в этой сфере.

               Здесь я позволю обратить внимание читателя на одну важную коллизию. С одной стороны, человек, больной туберкулезом, но отказывающийся от лечения, действует вполне осознанно, чем  представляет опасность для других граждан, и, по решению суда, должен быть изолирован. А как быть в том случае, если человек не знает, что болен туберкулезом? Можно ли считать его таким, кто представляет опасность для окружающих невольно? Однако, как мы знаем, незнание не освобождает от ответственности. Совершенно очевидно, что это противоречие должно быть нормативно разрешено. Каким образом? Должен существовать закон, обязывающий всех граждан относиться к своему здоровью, а прежде всего – к здоровью окружающих, ответственно и обязывающий их проходить профилактические осмотры. Ведь существует норма, обязывающая граждан подавать ежегодные декларации о своих доходах. Точно так же должна быть установлена конечная дата, до которой все граждане, вне зависимости от социального положения, вероисповедания, пола, возраста, места проживания и прочих отличий обязаны пройти ежегодный профилактический осмотр. И дело здесь не только в выявлении туберкулеза или других социально опасных заболеваний. Такие обследования должны способствовать повышению общей культуры населения: ведь мы взяли курс на охрану «общественного здоровья», не так ли? А то, что в ходе них могут быть выявлены или предупреждены другие заболевания, разве не является аргументом в пользу полезности такой диспансеризации. Правда, без медицинской страховки тут точно не обойтись. Ну, а пока медицинская реформа происходит как бы вне нас – гражданского общества, расходы на прохождения работающими гражданами профилактических осмотров должны взять на себя работодатели (а на соответствующую сумму они должны быть освобождены от налогообложения), неработающие и малоимущие граждане должны проходить диспансеризацию по месту регистрации бесплатно в коммунальных медицинских учреждениях, лица без определенного места жительства должны обращаться в соответствующие социальные центры регистрации бездомных и т.д. По всей стране должна быть проведена мощная информационная кампания, в общественных местах, на стенах домов, в транспорте должны быть расклеены «дацзыбао» с разъяснением.

               Предположим, я не прошел обязательный ежегодный осмотр. Это фиксируется районной поликлиникой, к которой я приписан и, по истечении установленного срока, информация об этом передается в местный орган внутренних дел. В один прекрасный вечер в моей квартире раздается звонок, я открываю дверь и вижу на пороге своего участкового полицейского, который так вежливо мне говорит: «Слышь ты, утырок, я даю тебе неделю на профосмотр, в противном случае, я повешу на тебя все, что у меня не раскрыто!». Внушает?! Поверьте: я не сторонник подобного рода взаимоотношений государства и личности. Но, во-первых, такие сплошь и рядом имеют у нас место быть, а, во-вторых, почему украинцы именно та нация, которая не заучивает, а самое главное – не делает выводы из уроков истории. Никогда. Никаких. Поэтому, в таком остром, социально опасном вопросе, коим является туберкулез, некоторые элементы принуждения будут совсем не лишними, иначе, как образно сказал в свое время академик Н. Жулинский, недалек тот час, когда мы все будем жить в одном большом противотуберкулезном диспансере. А вы хотите? Я – нет! И это второй, после Марио Равильоне, сигнал к тому, чтобы с «декоммунизацией» в вопросе противодействия туберкулезу следует повременить.

               Мое частное предложение: создать в современной полиции подразделение «общественной морали», которое, в том числе, будет отвечать за вопросы защиты прав граждан Украины в условиях эпидемии туберкулеза, например, опекать такие сложные категории населения, как бездомные, мигранты, алкоголики, люди, ведущие асоциальный образ жизни (они всегда на заметке у компетентных органов) и прочие, сам характер жизнедеятельности которых может свидетельствовать о высокой степени опасности заболевания туберкулезом. Точные формулировки  оставляю правоведам, но мысль, я полагаю, ясна.

               И снова я слышу в ответ голоса: «нет денег, это дорого, это неэффективно, это негуманно, это нарушает права и др.». Чьи права, позвольте спросить, нарушает деятельность государства, направленная на защиту интересов своих граждан от туберкулеза? Я же рассуждаю таким образом: децентрализация должна привести, в конечном итоге, к финансовой и экономической самостоятельности на отдельно взятых территориях. Кто или что может помешать общине славного города Крыжополь построить на своей земле украинский Шанхай, да с таким размахом, «побагатому», чтобы китайцы захлебнулись от зависти? Тогда каждый украинец захочет стать гражданином Крыжополя, а каждый крыжополец от рождения будет получать бесплатное пожизненное и высокотехнологичное здравоохранение. Как писал Михаил Жванецкий, «если до таких же неимоверных высот, что мы достигли в ремонте, мы бы поднялись в изготовлении, та же Голландия валялась бы у нас в ногах с просьбой одолжить ХТЗ на недельку».

               Вспомним, как в сентябре прошедшего года, решением Национального совета по вопросам преодоления туберкулеза и ВИЧ/СПИД Министерство здравоохранения Украины создало Межведомственную рабочую группу по вопросам обеспечения устойчивого ответа эпидемии туберкулеза и ВИЧ/СПИД. При этом название данной рабочей группы получила следующее расширение: «во время финансирования программ Глобального фонда и по их завершению», что вызывает некоторые оговорки. Так известно, что гранты Глобального фонда предоставляются только в поддержку национальных программ по борьбе с туберкулезом и другим социально опасным болезням, а не заменяют их отсутствие. В среде заинтересованных сторон план действий, который должна разработать рабочая группа, получил еще и название «переходного периода». Вопрос: переходного периода от чего к чему? Переходным он мог быть только в случае, если бы происходил переход от грантов Глобального фонда к финансируемым государством национальным программам. Но национальные программы по туберкулезу (кстати, как и по ВИЧ/СПИД) есть и их уже насчитывается три (а по ВИЧ/СПИД и того больше). Так что о переходном периоде речь не может идти в принципе. Поэтому, мы можем говорить лишь о том, что заинтересованные стороны, по прошествии всего каких-то 20-и лет (!) с момента объявления эпидемии туберкулеза, наконец-то осознали необходимость создания и обеспечения условий для стабильного ответа на вызовы эпидемий. Можно ли добиться стабильного ответа в указанной сфере в условиях нынешних политических и социально-экономических условий, сложившихся в Украине? Очевидно, что стабильность не может быть в состоянии явного обострения проблемы, а процесс может быть начат исключительно в период ремиссии и обеспечен надлежайшим образом только, когда ситуация перейдет в равновесие.

               В Украине, как и во всем мире, работают много международных организаций (как, например, Программа развития ООН, ВОЗ, Глобальный фонд для борьбы со СПИД, туберкулезом и малярией и другие), направляя свою благородную деятельность на защиту жителей Земли от туберкулеза, ВИЧ/СПИД и других опасных заболеваний. Благодаря их деятельности были спасены многие миллионы человеческих жизней по всему миру. Внедряя прогрессивные методы и технологии лечения, разрабатывая и применяя новые эффективные медицинские препараты и другие средства противодействия заболеваниям, эти организации вносят высокий и ощутимый вклад в дело обеспечения глобального здоровья.

               Тем не менее, такая деятельность не может не встречаться с целым рядом трудностей, преодолеть которые оказывается не всегда возможно в силу целого ряда обстоятельств. Так, например, возбудитель туберкулеза, пути передачи инфекции и другие эпидемические показатели выглядят вполне одинаковыми, что в Украине, что в Зимбабве. Как говориться, туберкулез он и в Африке туберкулез. Однако, это утверждение является достаточно спорным. Я уже вспоминал Дж. Роббинса и его оценку влияния факторов риска на здоровье населения: анализ удельного влияния каждой отдельной группы факторов доказывает, что определяющую роль в формировании системы здоровья играет образ жизни, на который приходится более 50,0%, а также окружающая среда и биологические факторы (40,0%), в то время, как медицинским факторов здесь принадлежит менее 10,0%. Поскольку туберкулез является в чистом виде социально опасной инфекционной болезнью, то существует значительное количество важных политических, социально-экономических и человеческих факторов и последствий эпидемии, которые на нее влияют, способствуют ее постоянному обновлению и которые коренным образом отличают Украину от Зимбабве. Поэтому, использование международных стратегий противодействия туберкулезу без учета этих особенностей, так же, как при этом, отсутствие адекватной внутренней эпидемической ситуации политической и общественной поддержки и эффективной государственной политики, зачастую сводят усилия медицинских интервенций к результативному нулю.

               Думается, что «сторожевыми псами» в этом вопросе должны быть национальные профильные государственные научные учреждения и органы власти, неправительственные организации. Именно они обязаны будоражить общественное сознание и формировать общественное же мнение, когда успешность медицинских мероприятий блокируется отсутствием необходимой для этого государственной инфраструктуры и логистики, разъясняя, в том числе, международным партнерам, необходимость координации усилий в сфере охраны здоровья и реформирования государственной политики в сфере противодействия туберкулезу для достижения устойчивого ответа на вызовы эпидемии туберкулеза и других социально опасных болезней.

               К сожалению, в государстве и здесь отсутствует надлежащая остроте и масштабу проблемы политическая воля. А задуматься есть над чем. Возьмем, к примеру, набивший оскомину финансовый вопрос.

Продолжение следует.