Експерти
Шрифт
  • Font Size
  • Default
Сергей Борткевич Для Хронографа

А теперь о финансах…

Не надо успокаивать себя иллюзиями, что вот мы напишем Стратегию устойчивого ответа на вызовы эпидемии туберкулеза и ВИЧ/СПИД, и у нас все будет «пучком». Этого и при прежних условиях жесткой централизации не удавалось сделать. Как же мы сможем теперь влиять на отдельные регионы, если они получат самостоятельность в вопросах налоговой и бюджетной политики на своих территориях. Хочу остановиться на этой проблеме подробнее, поскольку «не в деньгах дело, а в их количестве».

Да простят меня апологеты декоммунизации, но не вспомнить здесь Ленина, который учил, что во главу угла экономики должно поставить учет и контроль, я не могу. И это третий сигнал, после Марио Равильоне и жестких мер, к тому, что с «декоммунизацией» в сфере противодействия туберкулезу стоит повременить.

Государственные целевые программы противодействия заболеванию туберкулезом предполагают только централизованную закупку медицинских препаратов, оборудования, расходных материалов за средства государственного бюджета Украины и частично – за счет международной помощи, а остальные расходы на выполнение мероприятий традиционно относятся на местные бюджеты, которые, в силу ряда причин, не могут обеспечить их выполнение в полном объеме.

Финансирование мероприятий по противодействию туберкулеза составляет 30,0 – 50,0% от потребности. Закупка медицинского оборудования за государственные средства в течение 2009 – 2015 годов не происходила вообще. Расходы на противодействие заболеванию туберкулезом из местных бюджетов в течение 2009 – 2015 годов сокращены в 3 – 4 раза.

При этом, если в течение 2005 – 2009 годовиндекс потребительских цен (инфляции) составлял в Украине 195,37%, то за период,  начиная с 2005 года, индекс инфляции в Украине уже составил 401,1%. На таком колебании курса украинской гривны борьба с туберкулезом в Украине в период реализации Общегосударственной программы на 2007 – 2011 годы недополучила порядка 200000 тис. грн., причем в ценах, определенных на исполнение Программы по состоянию на начало 2007 года (доллар тогда равнялся 5,05 грн.).

Запланировано было потратить на эти цели из государственного бюджета Украины 1110337,5 тыс. грн., а фактически же было профинансировано 888468,8 тыс. грн., или 139205,34 тыс. долл. США. Разница между запланированными объемами финансирования и фактически полученными средствами в это время составляла в гривнах 1,24 раза, в то время как в долларовом США эквиваленте – 1,39 раза. Так, например, даже если взять во внимание, что при оптовых закупках цена единицы продукта ниже, все равно нельзя купить в 2009 году на 18072 тыс. долларов США столько же качественного продукта, как в 2008 году на 38208 тыс. долларов США.

Эта же проблема плавно перекочевала в следующую, ныне действующую Программу. Так, на выполнение мероприятий Общегосударственной целевой социальной программы противодействия заболеванию туберкулезом на 2012 – 2016 годы предусмотрено направить из государственного бюджета Украины 1236478,4 тыс. грн., что на 126140,90 тыс. грн. больше плана предыдущего пятилетия. В то же время, в долларовом эквиваленте план 2012 – 2016 годов на 65115,58 тыс. долл. США меньше плана 2007 – 2011 годов. При этом, только в 2014 г. на эти цели из государственного бюджета направлено лишь 166 млн. 218 тыс. грн. из запланированных 254 млн. 37 тыс. грн, или же в полтора раза меньше ожидаемого. Стоит подчеркнуть, что в долларовом эквиваленте (с учетом инфляции) эти суммы составляют: 12 млн. 786 тыс. долл. США в 2014 г. из 31 млн. 754 тыс. долл. по курсу 2012 г., то есть почти в 2,5 раза меньше запланированного.

               Получается, что грант Глобального фонда для борьбы со СПИД, туберкулезом и малярией, предоставленный Украине для противодействия туберкулезу в 9 раунде, лишь покрыл «дыры» в государственном финансировании, а не стал дополнительным финансовым вливанием в государственную программу, как это должно было быть на самом деле по условиям донора.

Все сказанное опровергает утверждение о повышении уровня финансирования государством мероприятий противодействия заболеванию туберкулезом.

Теперь о местных бюджетах. Расскажу по этому поводу одну очень познавательную и весьма поучительную историю Министерство здравоохранения Украины, отчитываясь перед Кабинетом Министров о выполнении государственной программы в 2009 году, обозначило, что на цели борьбы с туберкулезом в том году из местных бюджетов было запланировано почти  987 млн. грн. Прошу обратить внимание на то, что ключевым словом здесь является «запланировано», т.е. было заранее предусмотрено, что именно такая сумма нужна, чтобы удовлетворить потребности регионов в борьбе с туберкулезом, а значит – с нетерпением ожидалась фтизиатрами, пациентами, их близкими, вообще всеми украинцами. Как следует из того же отчета, фактически на эти цели было израсходовано  около 281 млн. грн., то есть на более, чем 700 млн. меньше плана.  Для справки – это столько, сколько было предусмотрено из государственного бюджета Украины на 3 года. Ну что там каких-то 700 млн. грн. для такой «великой нефтяной державы», как Украина:  700  млн. туда,  700 млн. сюда. И никому невдомек, что за 700 млн. грн. стоят тысячи человеческих судеб: больных, не получивших лечение, врачей, не получивших необходимый инструментарий, чтобы лечить больных, медицинских учреждений, не получивших капитальный ремонт и очистные сооружения. А все потому, что за показателями государственной политики борьбы с туберкулезом нет человека с его простыми человеческими проблемами и потребностями. Вот почему, когда я слышу слова «услуги» и «клиенты», означающие оказание медицинской помощи и адресованные больным людям, меня начинает «колотить».

26 мая 2010 года Министерством финансов Украины был принят приказ № 283/437 «Об утверждении Типового перечня бюджетных программ и результативных показателей их выполнения для местных бюджетов в отрасли «здравоохранение», согласно которым, в частности, местные финансовые органы и органы здравоохранения при составлении бюджетов по программно-целевому методу должны обеспечивать финансирование программ и централизованных мероприятий борьбы с туберкулезом отдельной бюджетной программе «Программы и централизованные мероприятия борьбы с туберкулезом» за КТКВК 081007. К сожалению, это не стало практикой деятельности местных финансовых органов. Составление и исполнение расходов местных бюджетов по программно-целевому методу на мероприятия по противодействию заболеванию туберкулезом, выделенных в отдельную бюджетную программу, позволяет оптимизировать финансовую составляющую таких мероприятий на конкретной территории, сделать ее более прозрачной, заставляло бы местные органы исполнительной власти более ответственно отнестись к проблеме преодоления эпидемии туберкулеза. В другом случае, когда в местном бюджете не предусмотрено финансирование мероприятий по противодействию заболеванию туберкулезом, или соответствующей местной целевой программы отдельной строкой, рядовой гражданин практически лишен возможности знать, сколько средств в этом году направлено, а главное – фактически израсходовано в его области, районе, городе на обеспечение предоставления населению противотуберкулезной помощи. При таких обстоятельствах распределение средств между медицинскими сферами происходит в так называемом «ручном» режиме, то есть после утверждения годового бюджета местным советом, исполнительная власть сама распределяет расходы между медицинскими службами в пределах выделенного ей объема расходов на «здравоохранение».

Абсолютное большинство расходов местных бюджетов составляют расходы потребления: оплата труда и начисления на нее, коммунальные платежи, оплата энергоносителей, обеспечение питания больных и тому подобное. Зато капитальные расходы на развитие противотуберкулезной службы в регионах в последние годы практически не проводятся. Учитывая то, что около 80,0% противотуберкулезных учреждений не отвечают требованиям санитарных норм и правил, а до сих пор актуальными проблемами для большинства из них остается обеззараживания сточных вод, обеспечения холодным и горячим водоотведением, канализированием, оборудование вентиляционными системами, усилия государства и врачей, направленные на борьбу с эпидемией, часто оказываются недостаточно эффективными.

Туберкулез, простите, не заворот кишок и не лишай, здесь важны жесткие централизованные, я бы даже сказал – диктаторские меры. Что можно ожидать от региональных властей, когда они будут формировать свои программы в условиях децентрализации, если создавая свои программы на 2012 – 2016 годы они такого натворили? Заметьте, это было время, когда о децентрализации еще никто не думал.

В 2013 году мы реализовывали коалиционный проект, связанный с анализом региональных политик противодействия туберкулезу, соответственно изучили областные программ, сверстанные и утвержденные к тому времени. Оказалось, что в 33,3% регионах Украины целевые программы противодействия заболеванию туберкулезом «генетически» не были связаны с Общегосударственной целевой социальной программой противодействия заболеванию туберкулезом на 2012 – 2016 годы и не основывались на ее требованиях, поскольку были приняты на местах еще до ее утверждения Верховной Радой Украины.

В местных программа не осуществляется оценка финансовых, материальных и человеческих ресурсов, необходимых для противодействия эпидемии туберкулеза на территории соответствующей области. Так, например, в 15 областных программах отсутствует оценка потребностей финансирования мероприятий противодействия заболеванию туберкулезом за средства районных и городских бюджетов. В 22 областных программах отсутствует определение, на какие конкретно расходы предполагается направить средства, выделенные на их выполнение из соответствующих бюджетов. В частности, в таких программах лишь отмечается, что объемы финансирования определяются в пределах расходов местных бюджетов. Это свидетельствует в пользу того, что отсутствует наличие реальной возможности ресурсного обеспечения выполнения противотуберкулезных программ в подавляющем большинстве регионов Украины.

Совершенно непонятной, с точки зрения глубины и масштабов проблемы, являются предположения о финансировании местных программ противодействия туберкулезу, сделанные в разных регионах их авторами. На мой взгляд, они должны были основываться на тех основополагающих показателях, которые определяют их место в украинской табели о рангах регионов по уровню основных эпидемических показателей в них туберкулеза. То есть, в тех регионах, где показатели хуже (то есть выше) и уровень расходов на их преодоление должен быть выше, чем в других областях. По крайней мене, из расчета на душу населения. Что же оказалось на самом деле? Для визуализации этой информации мне все же придется прибегнуть к нетипичному для эссе приему и разместить (правда, в виде приложения) несколько аналитических таблиц. Их  происхождение датируется серединой 2013 года, то есть тем временем, когда Коалицией «Остановим туберкулез вместе» и проводился анализ разработки и принятия региональных программ.

Как очевидно из таблиц, они демонстрируют тот факт, что региональные органы власти при планировании мероприятий противодействия заболеванию туберкулезом не получили от центрального органа исполнительной власти, ответственного за формирование и реализацию государственной политики в сфере противодействия заболеванию туберкулезом, рекомендаций относительно оптимального финансового обеспечения соответствующих мероприятий на региональном уровне. Региональные органы власти, планируя расходы на мероприятия по противодействию заболеванию туберкулезом, очевидно, не основывались на анализе различных эпидемических показателей на своей территории. В частности, в первую очередь, не учитывался тот или иной показатель из расчета на душу населения, или соотношение больных различных категорий в общей численности населения региона. Так, например, в Херсонской области, которая по численности населения занимает в Украине 21-е место, по заболеваемости – 1-е, по количеству всех больных туберкулезом, которые находятся на учете (из расчета ко всему населению) – 4-е, по количеству больных активным туберкулезом (из расчета ко всему населению) – 1-е, а по сумме мест имеет 1-е рейтинговое место, из расчета на душу населения предусмотрено направить в течение 2012 – 2016 годов на выполнение мероприятий региональной программы противодействия заболеванию туберкулезом всего по 45,0 грн. В то же время, в относительно благополучной Сумской области (по численности населения занимает в Украине 20-е место, по заболеваемости – 16-е, по количеству всех больных туберкулезом, которые находятся на учете (из расчета ко всему населению) – 14-е, по количеству больных активным туберкулезом (из расчета ко всему населению) – 17-е, а по сумме мест имеет 18-е рейтинговое место, из расчета на душу населения предусмотрено направить в течение 2012 – 2016 годов на мероприятия областной программы по 97,82 грн. Таких примеров непропорционального и безадресного расходования средств можно привести достаточно

Существующая практика обеспечения мероприятий противодействия туберкулезу, в равной степени, как на общегосударственном уровне, так и в регионах, характерна отсутствием оценки полных финансовых, материально-технических, трудовых ресурсов, необходимых для выполнения программы. Об этом я уже писал. Поэтому, для обеспечения выполнения мероприятий и достижения результативных показателей общегосударственной программы в полном объеме, очевидно, что нужно еще на этапе ее планирования четко определять полный объем средств из государственного и местных бюджетов Украины, международной помощи, которые в течение плановых лет должны быть направлены на соответствующие цели. Однако, традиционно определяются лишь объемы расходов за счет государственного бюджета и международной помощи. Таким образом, одновременно не формируется алгоритм оптимального финансового обеспечения мероприятий общегосударственной программы на всех уровнях и за счет всех источников финансирования.

В то же время, вне поля зрения государственного финансирования остаются такие сложные задачи, которые отнесены к финансированию из местных бюджетов, как, например, улучшение состояния зданий и инженерный контроль в противотуберкулезных учреждениях (80,0% из которых не соответствуют требованиям), создание палат и отделений в противотуберкулезных учреждениях, совершенствования управления системой оказания фтизиатрической помощи, усиление кадрового потенциала фтизиатрической службы, организация лечения и социальная поддержка больных, работа с группами риска заболевания, создание благоприятной для противодействия туберкулезу общественной среды. Отсутствие в общегосударственной программе сведений относительно объемов расходов за средства местных бюджетов свидетельствует о том, что видения целостной картины выполнения ее задач и мероприятий и их ресурсного обеспечения на общегосударственном, региональном и местном уровнях в принципе не существует. Таким образом, не удовлетворяется одно из важнейших условий разработки целевых программ, определенное ст. 2 Закона Украины «О государственные целевые программы», а именно, что должно существовать «наличие реальной возможности ресурсного обеспечения выполнения программы».

Отсюда, насущной необходимостью является внесение изменений в процедуры разработки общегосударственных целевых программ противодействия заболеванию туберкулезом. Для обеспечения всеобъемлющего и комплексного характера ее выполнения, после разработки и утверждения Концепции, саму программу необходимо формировать исключительно на основе полной оценки всех имеющихся ресурсов, четкого определения алгоритма ее внедрения и предоставления четких рекомендаций по этому поводу всем ее исполнителям. С этой целью, должны быть определены общие требования (технические задания) центральным органам исполнительной власти, областным государственным администрациям и НПО относительно предоставления предложений, касающихся содержательного наполнения программы и финансового обеспечения соответствующих мероприятий из разных источников финансирования. Так, например, областные государственные администрации должны предоставить проекты своих региональных программ с определением нужд обеспечения предоставления населению противотуберкулезной помощи на территории соответствующей области, с указанием проблемных вопросов, решение которых предусматривает местное, государственное или смешанное вмешательство и финансирование, перечнем конкретных объектов и мероприятий, которые предполагается профинансировать в рамках программы, в том числе – за средства районных и городских бюджетов областей, прочее. Оценка проектов ведомственных планов и региональных программ противодействия заболеванию туберкулезом на этапе разработки общегосударственной программы позволит четко осознать имеющийся потенциал в государстве для этого, определить проблемные моменты, предусмотреть возможные риски и предупредить их. Таким образом, общегосударственная программа должна формироваться на основе ее концепции и предварительно разработанной структуры смешанным методом: «снизу – вверх» для административно-территориальных единиц и «горизонтально» для определения задач и мероприятий заинтересованных центральных органов исполнительной власти, международных организаций и неправительственного сектора.

Ну и последнее. По месту, но отнюдь не по значению. Ничего путного из борьбы с туберкулезом у нас не получиться до тех пор, пока главными «формировщиками» соответствующих программ будут оставаться Министерство финансов и Министерство экономического развития. Пироги, как известно, – пирожнику, а сапоги, соответственно, – сапожнику. И пусть в Минфине и Минэкономики наверняка знают, сколько есть денег, это хоть и необходимое, но совершенно не достаточное условие, чтобы урезать финансирование такой важной социальной проблемы. Прости меня, Господи, но такое отношение – ровно до того момента, пока проблема не коснется людей, принимающих решение лично. Достаточно вспомнить известный фонд Рената Ахметова, в котором направление  «Остановим туберкулез» есть результатом болезни туберкулезом родного брата главного украинского миллиардера. Так сказать, за брата ответил «конкретно»!  

Один известный украинский ученый-фтизиатр, вспоминая о том, как создавалась нацпрограмма на 2007 – 2011 годы, говорил, что, когда эта программа попала в Министерство финансов и Министерство экономики, то от нас (очевидно, от тех, кто ответственен – комментарий мой) потребовали невозможного и быстродействующего эффекта, из-за чего подправили нереальные показатели, например, завышенные показатели излечения больных хроническим туберкулезом и другие. Так и вижу министров финансов и экономики на приеме пациентов в противотуберкулезном диспансере: вы, мил, человек, не вписываетесь в наши показатели, поэтому мы вас вычеркиваем!

Так рано ушедшая от нас профессор Светлана Черенько, в ту пору – заместитель председателя Государственной службы Украины по вопросам противодействия ВИЧ-инфекции/СПИД и других социально опасных заболеваний, выступая 16 июня 2011 года во время проведения по инициативе Коалиции организаций «Остановим туберкулез вместе» и при поддержке Международного фонда «Возрождение» общественных слушаний на тему «Достаточно ли в Украине политической воли для преодоления эпидемии туберкулеза: на грани двух общегосударственных программ», вынуждена была признать  существование целого ряда проблем в реализации государственной политики в сфере борьбы с туберкулезом: в государстве не хватает средств и идет сворачивание финансирования по всем направлениям, хотя, при этом, Общегосударственная программа противодействия заболеванию туберкулезом финансировалась, по ее словам, на 60,0% от потребности, в то время, как много других медицинских программ – на 20,0%. Тогда это прозвучало обнадеживающе. Только ведь разве что-то изменилось?

Есть еще один важный момент. Я оставил его на самый конец своего повествования. Так есть ли в Украине иные заболевания, кроме ВИЧ/СПИД? Этой проблеме были посвящены три моих статьи, опубликованные в еженедельнике «Зеркало недели» в декабре 2014 года, марте и октябре 2015 – го.  Основное сообщение, которое я хотел передать:  не обращая внимания на различную социальную опасность туберкулеза и ВИЧ/СПИД, финансирование противодействия этим проблемам в Украине осуществляется (в том числе, с помощью международных доноров) в соотношении примерно 20,0% к 80,0%. По официальным данным Министерства здравоохранения Украины, в течение 27 лет наблюдения эпидемии инфицировано ВИЧ 261 тыс. 704 человека, СПИД заболели 74 тыс. 049, или всего — 335 тыс. 753, из которых 34 тыс. 640 человек в течение указанного периода умерли. При этом тем, кто разбирается в проблеме, известно, что от конкретно от СПИД еще не умер ни один человек! Они умирают от сопутствующих заболеваний, прежде всего — от туберкулеза. Для сравнения: только за время, прошедшее после объявления эпидемии туберкулеза, в Украине было выявлено (лишь по официальным данным) около 600 тыс. новых случаев заболевания туберкулезом, а почти 200 тыс. человек умерли от этой болезни. Тогда как, согласно опыту, при условии получения эффективной антиретровирусной терапии, ВИЧ-инфицированные люди живут нормальной жизнью достаточно длительное время.

Задачи и объемы их финансового обеспечения для так называемой Единой консолидированной программы по ВИЧ и туберкулезу на 2015 – 2017 гг. при поддержке Глобального фонда для борьбы со СПИД, туберкулезом и малярией утверждались осенью 2014 г. При этом, на каждую из трех основных групп риска инфицирования ВИЧ в рамках конкурса, объявленного ВБО «Всеукраинская сеть людей, живущих с ВИЛ/СПИД» и МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине», как основными реципиентами упомянутой выше программы, была предусмотрена отдельная задача. Так, в частности, на задачу «Профилактика ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков» предусмотрено направить более 8 млн. долл. США, на задачу «Профилактика ВИЧ среди работников коммерческого секса» — немногим более 1,5 млн. долл., на задачу «Профилактика ВИЧ среди мужчин, имеющих секс с мужчинами», — около 1 млн. долл. Итого — более 10 млн. долл.  Для сравнения: на поддержку сообществ для обеспечения активного выявления случаев туберкулеза в группах риска  выделено в рамках указанного конкурса только около 250 тыс. долл. США (причем на все группы риска по туберкулезу вместе взятые!). Еще никто не отменял законов эпидемиологии и исторического опыта, из которого известно, что эпидемии туберкулеза возникают там и тогда, где и когда для людей наступают неблагоприятные условия для жизни: нерегулярное, некачественное и несбалансированное питание, антисанитарная окружающая среда и т.п., вследствие чего и снижается иммунитет. Имеется в виду ситуация, возникшая в это время на востоке Украины, о чем разработчики программы не знать не могли. В частности, на распространенность инфицирования туберкулезом в группах мигрантов указывают авторы статьи «Конфликт на Востоке Украины и распространение резистентного туберкулеза», опубликованной в журнале The Lancet. Цитируем: «В конфликтных регионах Украины основные лекарственные средства либо малодоступны, либо не могут быть доставлены из-за непрерывных боевых действий, условия размещения больных туберкулезом представляют риск прерывания курса лечения или неадекватного лечения и дальнейшей выработки у возбудителя устойчивости к лекарствам, неуспеха лечения или смерти. Кроме того, тысячи незарегистрированных внутренне перемещенных лиц не имеют доступа к медицинским услугам». Очевидно, ответственные работники Министерства здравоохранения Украины, под эгидой которого разрабатывалась данная программа (как и партнерские организации, разрабатывающие заявку), не знали о том, что на Востоке Украины гуманитарная катастрофа, что согласно данным, опубликованным Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, в Украине уже насчитывалось в то время более миллиона внутренних переселенцев из конфликтных регионов? И это уже веское основание для того, чтобы предусмотреть возможную вспышку заболевания туберкулезом, прежде всего его резистентных форм. Так что основная ударная сила этой консолидированной программы должна была быть направлена, прежде всего, на предотвращение этой опасности. К сожалению, этого не произошло, но кому отвечать за возможные последствия?

Боюсь, что за служебную халатность вновь будут расплачиваться своим здоровьем простые граждане.

Поскольку у меня есть определенные обязательства перед изданием, я приведу цитату из своей статьи «Спасение через искупление», опубликованной в «Зеркале недели» 9 октября 2015 года:

«Интересная статистика. В Украине ежегодно выявляют более 180 тыс. лиц, больных онкологическими заболеваниями, а 90 тыс. таких больных ежегодно умирают, причем 35,0% из них — в трудоспособном возрасте. В 2009 г. была утверждена Общегосударственная программа борьбы с онкологическими заболеваниями на период до 2016 г., в соответствии с которой на меры по ее реализации в течение 7 лет выделили из государственного и местных бюджетов Украины ассигнований на сумму 3,7 млрд. грн. В том же году была утверждена Общегосударственная программа противодействия ВИЧ-инфекции, лечения, ухода и поддержки ВИЧ-инфицированных и больных СПИД на 2009–2013 гг. с финансовым обеспечением 3,6 млрд. грн. (но на 5 лет). При этом количество официально зарегистрированных ВИЧ-инфицированных к тому времени составляло 122 тыс. чел. Нетрудно заметить, что это значительно меньше, чем то количество онкобольных, которое ежегодно выявляют в Украине. Не праздный вопрос: неужели потребности этих двух групп больных одинаковы? Недавно одна моя знакомая лечилась от онкологического заболевания и должна была заплатить за это немалую сумму средств. А лечение ВИЧ в то же время — совершенно бесплатное, как нас оповещает упомянутый билборд (здесь дается ссылка на социальную рекламу, распространенную в свое время Сетью людей, живущих с ВИЧ – комментарий мой). Что-то здесь у меня не стыкуется: в одном случае человек заболел, никак не способствуя этому, в другом — преимущественно вследствие собственного девиантного поведения. Почему, в итоге, в первом случае он должен тратить собственные средства (немалые), а во втором — лечение происходит за счет налогоплательщиков (нас с вами)? Кстати, программа по онкологии еще продолжается, в то время, как уже принята новая программа по ВИЧ/СПИД, на которую запланировано израсходовать в последующие 5 лет еще более 6 млрд. грн., что почти вчетверо больше, чем аналогичные ассигнования на реализацию Общегосударственной целевой социальной программы противодействия заболеванию туберкулезом на 2012–2016 гг. Если к этим средствам прибавить пять грантов финансовой помощи Глобального фонда на потребности борьбы Украины со СПИД на сумму 448 млн. долл., то общая сумма расходов на противодействие этой болезни выйдет немалая. Почему же тогда эпидемия не утихает? Вместе с тем голос именно этой категории больных ВИЧ-инфекцией/СПИД громче всего звучит в тональности протеста против якобы ненадлежащего внимания со стороны украинского государства к проблемам ВИЧ-инфицированных. Наоборот, у меня, как и у многих моих коллег, складывается устойчивое впечатление, что в Украине нет других болезней, кроме как ВИЧ-инфекции, и других больных, кроме ВИЧ-инфицированных. Например, в Украине ежегодно отмечается день памяти людей, умерших от СПИД, словно нет людей, умерших от инфаркта, рака, туберкулеза и других заболеваний, а их пепел не стучит в наши сердца. Кстати, Коалиция «Остановим туберкулез вместе» уже несколько лет подряд обращается к властным структурам с инициативой отмечать день памяти жертв туберкулеза 1 августа — в день смерти Леси Украинки, которая, как известно, страдала этой болезнью. Нам ни разу даже не ответили! Уже привычное бюрократическое хамство! По информации министра здравоохранения Украины А.Квиташвили, которую он обнародовал на одном из своих брифингов, по определенным причинам, не позволившим провести полноценную процедуру закупки эндопротезов и других имплантатов, 8,1 млн. грн. из предусмотренных на эти потребности 22 млн. грн. были направлены на дополнительную закупку препаратов для больных ВИЧ/СПИД. Это ли не подтверждение преданности государства своим обязательствам, данным им по противодействию ВИЧ-инфекции? Причем, обратите внимание, за счет других больных, которые, очевидно, крайне нуждались в этих имплантатах, но так и не получили их! В то же время, если своевременно не закуплены лекарства — ВИЧ-инфицированные активисты тут как тут. Закрыли больницу — они митингуют. Еще какая-то проблема — и уже несут гроб к Министерству здравоохранения. С одной стороны, похвально, когда люди защищают свои права. С другой — а откуда такая непоколебимая уверенность в своем праве требовать? И можно ли стать здоровее, отбирая право на здоровье у других нуждающихся?»

Я написал это потому, что за годы участия в общественной деятельности против туберкулеза у меня сложилось стойкое представление, что туберкулез в Украине рукотворно перестал быть самостоятельной проблемой первостепенного государственного значения, что он все больше и больше рассматривается как болезнь, ассоциированная с ВИЧ/СПИД, что, по моему мнению, является совершенно недопустимым с точки зрения его особой социальной опасности.  А ведь мы можем горько поплатиться за такую недальновидную государственную политику!

Продолжение следует